Официальное представительство Peugeot в России:

Участники беспрецедентного автопробега на автомобилях Peugeot 308 прибыли из Красноярска в Тулун, преодолев 656 км. Этот живописный город был основан во второй половине XVIII века в долине реки Ия. Его название с бурятского переводится как «каменный» или «кожаный мешок» из-за расположения в самом изгибе реки. После проведения железной дороги в начале ХХ века Тулун стал значительным торговым пунктом, а сегодня является крупным центром лесной промышленности. Преимущества расположения среди лесов оценили участники автопробега, которые намереваются отдохнуть в Тулуне и набраться сил перед заключительным броском на Иркутск.

Корреспондент Дней.Ру Марк Кротов:

В России несколько хороших раллийных трасс, но не все из них являются федеральными. Единственная в своем роде — автодорога M-51 «Байкал». Участок от Красноярска до сибирского города Тулун, крупной станции на Транссибе, вполне мог бы претендовать на проведение одного из этапов чемпионатов мира по ралли. Не спасуют ли Peugeot 308 калужской сборки перед гравием и камнями, размер которых порой достигает 20 сантиметров в диаметре?

Построить дорогу через сибирские леса и просторы непросто. Работы идут — и это радует глаз. Лес рубят — щепки летят. Летят и камни из-под колес встречных машин. Два из них стали причиной серьезных трещин в лобовых стеклах наших «308-х». У одного из автомобилей оторвало пластиковую защиту бензобака. Это тонкий лист пластика, который был испещрен следами от острых камней. Хорошо, что есть хотя бы такая защита. Еще у одной машина содрана защитная пленка с порога. У другой — на одной из ям еще асфальтовой дороги близ Красноярска, пробило заднее колесо. Его удалось починить на ближайшем шиномонтаже за 200 рублей. Некоторые диски и кузов покрылись следами битума — надеемся, его удастся отмыть с помощью специальных средств.

Несмотря ни на что, наш «308-й» добрался до Тулуна, а потом и до Иркутска без приключений. На крупном гравии порой можно без опаски развивать скорость до 100-110 километров в час. Главное успеть вовремя затормозить перед очередными ямами. Anti-Lock Braking System, антиблокировочная система — не допускает блокировки колес во время торможения, сохраняя курсовую устойчивость автомобиля ABS в такой ситуации срабатывает рано, и на всякий случай автоматически включается аварийная сигнализация.

Чем дальше на Восток, тем с большим недоверием местные жители относятся к нашим машинам. Конкурировать с подержанными «японцами», которые составляют в Красноярске и Иркутске 60-70% автопарка, сложно. Наша машина прошла более 6000 километров по России, и мы можем подтвердить: для ухабистых российских дорог она подходит не хуже, чем джип или паркетник.

Маша_Blade, блог на smotra.ru

По просьбе главного редактора журнала «4×4.Полный привод» мне нужно было приготовить материал о поездке в Иркутск, но не с точки зрения водителя Peugeot 308, а с точки зрения драйвера внедорожника Peugeot 4007.

Дело в том, что в ближайшее время в Калуге приступят к сборке этого автомобиля, и таким образом эта тема становилась как нельзя более актуальной. Самым удачным было то, что одной из машин сопровождения (в которой ехали орги) был как раз тот самый внедорожник.

Ну а где нужно испытывать автомобиль, самая концепция которого говорит о его проходимости и отличных ходовых качествах? Правильно, на самых что ни на есть сложных участках дороги.

Вот мы и договорились о том, чтобы преодолеть на нем перегон Красноярск-Тулун, участок дороги, о труднопроходимости которого ходят легенды.

Говорили, что первые двести километров — до города Канск — еще более-менее удовлетворительные. Как сказал работник железнодорожного переезда, «дальше придется объезжать «бУльки», так что надо быть внимательнее. При слове «бульки», он изобразил руками большую сферу, и было непонятно, то ли он говорит о каких-то кочках, то ли о валунах, то ли о маленьких НЛО.

Ну бульки — так бульки. Деваться уже некуда.

До Канска мы доехали довольно быстро. Хотя дорогу хорошей назвать было сложно, но мы внутренне продолжали готовить себя к ужасам приближающегося бездорожья. Кочки и ямы были «понатыканы» повсюду, и было необходимо особое искусство, чтобы их избежать.

После выезда их Канска мы постоянно ожидали, что сейчас вот-вот начнутся гОвны и бУльки. Дорога была неважная, но ничего экстраординарного не происходило. Потом асфальт закончился моментально, и мы попали на широкий укатанный тракт, засыпанный гравием по самое немогу.

Сразу скажу, что гравийная дорога сворачивала резко влево, а справа чуть в отдалении виделся кусок хорошо заасфальтированной дороги, проезд по которой был пока еще перекрыт. Совершенно очевидно, что это было начало строящейся магистрали.

Размеры гравия варьировались от стандартной черноморской гальки до камушков размером с хорошую буханку хлеба. Многие из них торчали из дороги под весьма сомнительным углом — однако, проблем с тем, чтобы из объехать, не возникало.

Скорость движения сразу моментально упала, и нам стало более-менее понятно прогнозируемое навигатором время прибытия в Тулун в районе 23.00. Надо сказать, что интенсивность движения тоже резко снизилась. Количество встречного транспорта упало, фур стало меньше, легковушки навстречу (да и попутные) попадались очень редко. Заметно меньше стало автомобилей, которые перегоняли с востока на запад.

4007 вел себя вполне адекватно, и, хотя сначала я не могла привыкнуть к его роботизированной коробке, все остальное было на отлично. С учетом того, насколько груженым он был (а там, помимо наших вещей, лежали еще вещи наших организаторов и целая кипа различных бумаг, папок, принтер и другие хоз.принадлежности), его подвеска и амортизаторы вполне прилично справлялись с особенностями дороги, и никакого дискомфорта мы не ощущали. Ну а что? Ведь по большому счету это классический Mitsubishi Outlander, лишь оснащенный другим двигателем и обогащенный французскими львами.

Кстати сказать, практически всю дорогу мы шли на переднем приводе, не пользуясь ни подключаемым полным, ни тем более возможностью блокировки заднего дифференциала. На Сибирских дорогах летом было вполне достаточно лишь одной ведущей оси: настоящего бездорожья тут не было. Более того, мы боялись подключать полный привод дабы камнями, вылетающими из-под задних колес, не разбить лобовое стекло сзади идущего автомобиля.

Затем, после довольно длительного перегона по гравию, вдруг началось изумительное полотно. Широкая, ровная дорога с идеальным покрытием и даже свежей разметкой напоминала нам мираж в пустыне: однако, она не таяла и не заканчивалась.

Такие участки дороги — то ровная асфальтовая, то укатанная гравийка — перемежались между собой с завидной регулярностью.

Что любопытно, именно на гравийке мы отыгрывали невероятное количество времени по навигатору. Судя по всему, движение по этим участкам рассчитывалось исходя из скорости в 20 км/ч, а мы «валили» под 50, конечно, при «двойной» скорости время прибытия в Тулун сокращалось на глазах.

Еще через несколько десятков километров наш тракт зашел в тупик, а с него намечался съезд на более узкую дорогу. Тупик был обозначен кучей строительной техники и рабочих, которые активно строили новую трассу. Чуть позже слева от нашего пути мы увидели поваленный лес: тут новая дорога была еще только слегка обозначена.

Примерно за 200 км от Тулуна мы съехали на заправку Роснефть. Это были последние оплоты цивилизации и чистых ватерклозетов в этом далеком мире.

Тут-то мы и заметили, что из-под днища нашего замечательного «4 штуки 7» что-то вытекает. Проезжавшие мимо молодчики на серебристом крузаке на 38 регионе тут же начали злорадно кричать, что мы «убили» машину, разбили коробку, бензонасос, что у нас сейчас вытечет все масло (чувствуете непоследовательность?) и мы вдобавок убьем и движок.

Мы залезли под днище и увидели, что в районе задней трансмиссии болтаются какие-то пластиковые лохмотья, а из свисающего патрубка вытекает какая-то темная жидкость.

Созвонившись с нашими ребятами из технической поддержки, мы выяснили, что это резервуар, в котором содержится присадка для дизельного топлива, и именно она подается через шланг в бензобак. Ребята посоветовали отсоединить этот резервуар и перетянуть накрепко патрубок, чтобы дорожная пыль не попала в бензобак — иначе бортовой компьютер поставит коробку в аварийный режим, и мы не сможем ехать быстрее, чем 30 км/ч.

Выполнив их инструкции и оторвав и отрезав лишние детали, мы продолжили путь.

И всю оставшуюся дорогу мы недоумевали, какой же идиот придумал укрепить под днищем внедорожника, хвастающегося своим клиренсом, пластиковую коробку с резервуаром, которая находится уровнем ниже, чем даже редуктор??

Дальше до Тулуна мы добрались без приключений, по дороге встретили любопытное местечко: кафе, где у входа были поставлены на прочный прикол два раритетных автомобиля: ГАЗ 4 и ГАЗ 67.

Затем сфотографировались у въезда в город, заселились на чудесную турбазу Казачка Ия и после этого наслаждались свежим воздухом, домашними пельменями, обществом серого котенка, лаем парочки щенков кавказской овчарки и крепким сном, который, к сожалению, очень быстро закончился...